Андрей Муров - «папенькин сынок» из «Россетей»

Андрей Муров - «папенькин сынок» из «Россетей»

20.05.2021 СТАТЬИ

В энергохолдинге определяются с кандидатами «на вылет»?

Одним из наиболее одиозных топ-менеджеров ПАО «Россети» является первый заместитель гендиректора, член Правления энергохолдинга Андрей Муров. Ранее он руководил Федеральной сетевой компанией (ФСК ЕЭС), входившей в структуру «Россетей», но сохранявшей управленческую независимость и подчинявшейся распоряжениям федерального правительства. После слияния исполнительных аппаратов двух предприятий, Муров вошел в руководство корпорации. Вместе с тем, его трудовая биография вызывает сомнения в том, что в лице первого зама гендиректор «Россетей» Андрей Рюмин получил эффективного управленца: карьера топ-менеджера во многом строилась при поддержке отца – бывшего главы Федеральной службы охраны генерала Евгения Мурова. Благодаря его покровительству Муров-младший сначала смог развивать строительный бизнес, получая контракты бюджетных учреждений Санкт-Петербурга, а затем занять пост гендиректора аэропорта «Пулково» и избежать ответственности за финансовые махинации, вскрывшиеся после проверки, проведенной аудиторами Счетной палаты. С поста руководителя ФСО Евгений Муров ушел в 2016 году после громкого скандала, связанного с расследованием масштабных хищений в Минкульте. И хотя после этого в собственности супруги генерала неожиданно оказались миллиардные активы одного из фигурантов уголовного дела бизнесмена Дмитрия Михальченко, семейство стало постепенно терять недавний авторитет. Учитывая кризисное состояние «Россетей» и появившуюся информацию о предстоящем обновлении команды Андрея Рюмина, специфическая известность Мурова-младшего делает его одним из первых кандидатов «на вылет» из руководства энергохолдинга.

Готовит ли Рюмин «зачистку» Мурова?

Похоже, гендиректор ПАО «Россети» Андрей Рюмин решил провести чистку руководящего аппарата вверенной его заботам корпорации. На минувшей неделе «Коммерсант» сообщил, что со своих постов уходят два заместителя Рюмина – курирующий правовой, инвестиционный, клиентский и корпоративный блоки Александр Зарагацкий, а также отвечающая за стратегию, кадры, международную деятельность и внешние коммуникации Лариса Романовская.

И если о Романовской издание пишет как о человеке, близком к бывшему главе корпорации Павлу Ливинскому, то Зарагацкого характеризует как члена команды экс-руководителя Федеральной сетевой компании (ФСК ЕЭС), действующего первого заместителя – исполнительного директора «Россетей» Андрея Мурова, под началом которого он работал с 2013 года.

По информации «Коммерсанта», с Рюминым Зарагацкий банально не сработался. При этом как бы вскользь отмечается, что сам Андрей Муров «пока остается в «Россетях». Получается, что тучи сгущаются над головой второго человека в компании? А может он изначально был там нежелательной персоной?

Напомним, что первым заместителем гендиректора «Россетей» Муров был назначен в апреле 2020 года, а месяцем позже избран в Правление корпорации. С 2012 года он руководил ФСК – дочерней структурой энергохолдинга, обладавшей определенной автономией и управлявшейся директивами федерального правительства. Получения контроля над ней усиленно добивался Ливинский. Сам Муров при этом пытался отстаивать управленческую независимость компании и даже просил об этом во время встречи с Дмитрием Медведевым в бытность того главой кабмина.

Тем не менее, в мае прошлого года акционеры ФСК ЕЭС приняли решение об упразднении правления компании, передав его полномочия топ-менеджменту «Россетей». Как писали СМИ, произошло это при поддержке спикера Госдумы Вячеслава Володина и московского градоначальника Сергея Собянина, чьим протеже считается Павел Ливинский. Муров тогда тоже в накладе не остался, усилив свои позиции в правлении выходцами из ФСК. Но прошел год и новый глава энергохолдинга Рюмин, видимо, решил продемонстрировать подчиненным, кто именно «в доме хозяин».

«Офшорных дел мастер» из Санкт-Петербурга

Сегодня связей и влияния Мурова явно недостаточно для того, чтобы противостоять Рюмину – зятю украинского олигарха Виктора Медведчука, который несмотря на предъявленное ему на родине обвинение в государственной измене и нахождение под домашним арестом, продолжает оставаться кумом Владимира Путина.

Между тем, первый зам гендиректора «Россетей» также принадлежит к довольно влиятельному семейству: его отец Евгений Муров – кадровый разведчик, начинавший службу еще в КГБ, в конце 1990-х занимавший должность первого замглавы Департамента экономической безопасности ФСБ России, а в 2000-2016 гг. руководивший Федеральной службой охраны (ФСО), то есть, имевший прямой доступ к главе государства.

Распространено мнение, что своей успешной карьерой Муров-младший целиком и полностью обязан влиятельному отцу. Иначе невозможно объяснить, каким образом выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета занимал руководящие должности в структурах, никак не связанных с юриспруденцией. Например, начав свою деятельность в Городской коллегии адвокатов северной столицы, Андрей Муров вскоре стал заместителем гендиректора крупной фармацевтической компании «Ай Си Эн Октябрь».

В начале 2000-х Муров переключился на строительный бизнес, выступая учредителем целого ряда коммерческих предприятий, таких, как «Инвестиционно-строительная группа»«Сигма»ИСК «Петрострой» и др. Некоторые фирмы получали крупные подряды от бюджетных учреждений. Например, по информации издания «Новости энергетики», объединение «ЕвроСтройКомплект» плотно работало с питерским «Водоканалом».

Имели место и связи с офшорами, куда могли уходить деньги от контрактов. В частности, портал «TAdviser» в числе совладельцев ИСК «Петрострой» указывает сразу три компании, официально «прописанные» на Кипре: «Имекс Ойл Лимитед»«Нафтрад Лимитед» и «Ремдан Инвестментс Лимитед», на которые также были оформлены крупные объекты недвижимости «от Санкт-Петербурга и Подмосковья до Иркутска».

Как разбазаривались миллионы аэропорта «Пулково»

Важным этапом в биографии Мурова-младшего стало руководство международным аэропортом Пулково в 2005-2012 гг. Из официальных публикаций в прессе следует, что в это время «аэропорт активно развивался и расстраивался», а его хозяйственный комплекс «был передан из федеральной собственности в городскую». Складывается впечатление, что перед нами, как принято говорить сегодня, «эффективный менеджер», не имевший опыта работы в данном направлении, но сумевший добиться реальных успехов.

Встречается, однако, и альтернативная точка зрения, в соответствии с которой на Андрея Мурова была возложена обязанность контролировать объединение «Пулково» с ГТК «Россия», осуществлявшей перевозки первых лиц государства. Оперативное же управление аэропортом якобы проводилось приставленными к нему специалистами.

Сам гендиректор воздушной гавани отметился несколько в ином качестве: он прикладывал максимум усилий для того, чтобы «насолить» конкурентам, используя с этой целью, в том числе, административный ресурс. Считается, что именно его усилиями бывшая в то время губернатором Петербурга Валентина Матвиенко отказала аэропорту «Левашово» в предоставлении земельного участка для строительства комплекса деловой и малой авиации.

«Генеральный директор Пулково Андрей Муров в шутку сказал мне, что наш проект он просто задушит, ведь в его распоряжении деньги из федерального бюджета, которым частным инвесторам нечего противопоставить», – цитировало рассказ одного из бизнесменов издание «Русский криминал».

За то время нахождения Мурова-младшего «у руля» «Пулково» он был дважды награжден: в 2006 году – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, а в 2009-м – орденом Почета с формулировкой «за достигнутые трудовые успехи и многолетнюю добросовестную деятельность».

Впрочем, о реальных «успехах» и трудовых «достижениях» гендиректора международной воздушной гавани стало известно несколько позже, в конце 2011 года, когда после проверки, проведенной аудиторами Счетной палаты, вскрылся целый ряд грубых финансовых нарушений. Как сообщало издание «Деловой Петербург», 34 млн рублей руководство аэропорта потратило на оставшиеся невостребованными ремонтные работы. Еще 90 миллионов не были взысканы с компании «Воздушные ворота Северной столицы» (ВВСС) за нарушение сроков выполняемых работ.

Также имело место безвозмездное использование принадлежащей городу недвижимости, в результате чего бюджет Петербурга недополучил 56 млн рублей. Кроме того, ряд активов аэропорта, ранее выкупленных у авиакомпании «Россия», оказались проданы ВВСС вместо передачи в аренду, как это следовало из условий заключенного договора. На фоне такой бурной деятельности, господин Муров не забывал выплачивать себе премии, размер которых достигал 3 млн рублей. Не забывал он премировать и особо близких к нему сотрудников ВВСС: несмотря на отсутствие договорных отношений им был перечислен почти миллион рублей.

Михальченко – уголовка, Мурову – активы

После обнародования результатов проверки Счетной палаты, направленных в том числе, в МВД, многие ожидали отставки «эффективного менеджера» и возбуждения в отношении него уголовного дела. Вот только не стоит забывать, что Муров-старший в то время все еще возглавлял ФСО, потому уход с занимаемой должности гендиректора «Пулково» имел место, но по другой причине: перед ним открылись новые служебные перспективы, на этот раз, в энергетической сфере.

В итоге в январе 2012 года Андрей Муров занял пост заместителя гендиректора ОАО «Межрегиональные распределительные сетевые компании» (Холдинг «МРСК»). Через полгода он стал первым зампредом Правления «ФСК ЕЭС», а в ноябре 2013-го возглавил Правление организации.

В 2016 году произошла громкая отставка Мурова-старшего с поста директора ФСО, больно ударившая по авторитету всех членов семейства. Дело в том, что его увольнение связывали с так называемым «делом Минкульта» и арестом главы группы «Форум» бизнесмена Дмитрия Михальченко по обвинению в контрабанде алкоголя. Двумя неделями ранее был арестован гендиректор входящей в структуру «Форума» компании «Балтстрой» Дмитрий Сергеев, ставший фигурантом дела о масштабных хищения, имевших место при реставрации исторических объектов в рамках госконтрактов, заключенных Минкультом.

На предмет возможного участия в хищениях сотрудники ФСБ допрашивали также Михальченко. Что касается Евгения Мурова, то его считали неофициальным бизнес-партнером арестованного бизнесмена, своеобразным подтверждением чего может служить следующее обстоятельство: после возбуждения в отношении Михальченко уголовного дела ряд принадлежащих ему коммерческих структур и объектов недвижимости перешли в собственность супруги отставного генерала ФСО Людмилы Муровой.

Речь идет, в частности, о доле в фирме «Феникс», контролирующей строительство грузового порта Бронка, одной из крупнейших отечественных медицинских компаний «Единый медицинский центр», специализировавшейся на выдаче казенных справок для МВД и ФМС, ресторанном бизнесе, бутиках одежды и т.д. Издание «Собеседник» называло Людмилу Мурову одной из богатейших женщин страны.

Являлся ли Михальченко всего лишь формальным держателем активов, фактически принадлежавших высокопоставленным силовикам, включая экс-главу ФСО, или его бизнес попросту «отжали», используя в качестве повода уголовное преследование? Как бы то ни было, но у этой истории есть и оборотная сторона медали: после отставки Мурова-старшего семейство стало неуклонно терять свое влияние. И если раньше авторитет и связи отца помогали Андрею Мурову занимать руководящие должности в крупных госкомпаниях, а разбазаривание десятков бюджетных миллионов (как это было в «Пулково») легко сходило с рук, то сегодня ситуация поменялась.

А учитывая кризисную ситуацию, в которой находятся «Россети», главе энергохолдинга Рюмину стоило бы задуматься: нужен ли ему первый зам, обладающий столь сомнительными талантами?